kamval: (дед)
[personal profile] kamval

Как развлекается и что ищет в интернете иранская молодежь, насколько крепок режим аятолл и когда этой исламской республике ждать своего Горбачева – в материале бывшего сотрудника израильской разведки.

Частое упоминание вмешательства Ирана в дела соседних стран и конфликты на Ближнем Востоке постепенно превращает эту страну в этакого регионального анфан террибля, но крайне мало внимания уделяется внутренним процессам в этой стране и иранскому обществу, которое совершенно неоднородно ввиду множества противоречивых тенденций, опровергающих все укорененные стереотипы о «стране аятолл».

Судя по последним заявлениям Верховного лидера Али Хаменеи, а также словам ряда командиров Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР), президент Хасан Роухани впал в немилость. Причем дело дошло до того, что Гассем Сулеймани, командир спецназа КСИРа, обвинил президента в предательстве.

А все из-за того, что Роухани осмелился заговорить о демократии, терпимости, умеренности и вдобавок рассказал секрет полишинеля: оказывается, КСИР осуществляет теневой контроль над экономикой страны.

Президент Ирана Хасан Роухани

Несмотря на то, что президент Роухани действительно более умеренный и относительно либеральный, но всё же он – плоть от плоти иранской системы. И прекрасно знает, что перечить аятолле Хаменеи – опасно для политической карьеры, а то и для жизни. При этом иранский политический этикет не приемлет прямых выпадов – в таких случаях обычно цитируется подходящий по контексту отрывок из шиитской или иранской истории. И сразу понятно, кому именно адресован намек. Поэтому Хаменеи и другие политики вслед за ним просто напомнили Роухани об участи Абольхасана Банисадра – первого президента Ирана, избранного после Исламской революции 1979 года. Он придерживался демократических взглядов и стремился сдерживать растущее влияние аятолл, так как мечтал совсем не о теократии, равно как и многие участники и сочувствующие Исламской революции. Аятолла Хомейни и его ближайший соратник аятолла Бехешти организовали травлю Банисадра, и в результате уже в 1981 году он был вынужден бежать в Париж, где в молодости учился в Сорбонне и проживает по сей день. Роухани, как и некогда Банисадр, воспринимается в качестве западника – во многом из-за своего европейского образования. Так что намёк этот предельно прозрачен.

Однако Роухани – отнюдь не одержимый гибрисом авантюрист, как его предшественник Ахмадинежад, а очень расчетливый политик, который в своей критике режима аятолл планирует опереться на мандат иранцев, отдавших ему победу на выборах. Несмотря на то, что настоящая власть в стране, включая силовые структуры, монополизирована Хаменеи, иранцы полностью использовали маленькую демократическую отдушину – президентские выборы, во время которых они хоть как-то могут высказать свое отношение к происходящему. А пожелания большинства иранцев предельно ясны: улучшение экономической ситуации, предоставление больших прав и свобод населению и курс на умеренную внешнюю политику и улучшение взаимоотношений с Западом.

Иранская молодежь стремительно модернизируется и в большой степени секуляризируется. Хотя большинство иранцев считают себя мусульманами, им претит государственная религия с её системой жестоких наказаний и навязчивой озабоченностью поведением женщин. По факту исламское правление привело к спаду рождаемости в Иране, а в Тегеране оформилась устойчивая тенденция к разводам. В обычных семьях – не более двух детей. Самые популярные сферы интересов у иранцев, как показывают результаты поиска на фарси, помимо секса – английский язык, компьютеры, наука и способы эмиграции на Запад. Никак не шиизм и не ислам. А подпольная жизнь Тегерана и других крупных иранских городов – это отдельная тема, и в некоторых её аспектах они могут составить конкуренцию ведущим мировым столицам.

Власти, конечно, прекрасно осведомлены, что у себя дома иранцы смотрят запрещенные «сатанинские» фильмы, слушают израильскую певицу иранского происхождения Риту и грешат не только вином, но и виски. Режим все это терпит, пока такое аморальное поведение граждан не выходит за личные рамки и не переходит в публичную сферу – примерно как в застойных 70–80-х годах в СССР.

Тату-салон в Тегеране

Роухани и его единомышленники – от умеренных консерваторов до реформистов – понимают, что битву за симпатию населения исламский режим уже проиграл. А хлеб насущный интересует большинство иранцев намного больше, чем Ирак, Сирия и Израиль вместе взятые. При этом коммуникации с миром полностью не оборваны, и иранцы прекрасно в курсе, каких впечатляющих успехов добились их соплеменники в США и Европе во всех областях – от бизнеса до науки.

На этом, правда, сходство с СССР времен перестройки заканчивается. Во-первых, многие иранцы продолжают верить в идеалы Исламской революции, в отличие от советских граждан, которые под конец существования Союза ни в какие коммунистические идеи уже не верили. Во-вторых, режим не показывает никаких признаков послабления и сохраняет тотальный контроль над силовыми структурами и СМИ. Али Хаменеи как-то заявил: «Я – не Горбачев». А в-третьих, иранская пропаганда выстроена отлично от советской: режим пытается убедить население не в том, что жизнь иранских трудящихся лучше, чем американских рабочих, а в том, что ценности Исламской революции угодны Аллаху больше, чем материализм угоден Большому Сатане – то есть США. Антисунитская пропаганда, в свою очередь, опирается и на вполне реальные настроения в части иранского общества, в котором распространилось презрительное отношение к арабам вообще и ненависть к саудитам в частности – в официальных СМИ саудитов иначе как «ваххабитским режимом» и «пособником сионизма» и не называют. Поэтому модернизация и индивидуализм населения никак не влияют на готовность режима вести агрессивную политику на Ближнем Востоке.

Аятолла Али Хаменеи

Естественно, что КСИР выступает против любых изменений. КСИР – давно уже не только армия, но и конгломерат самых различных компаний, занимающихся всем на свете – от строительства и нефтедобычи до торговли и контрабанды. Коррумпированность властей и отсутствие защиты для инвесторов – одна из главных причин, почему даже после отмены санкций в отношении Ирана западные инвесторы не хлынули в эту страну. КСИР не собирается просто так отказываться от своей доли пирога, поэтому Роухани для него враг не только идеологический, но и самый обыкновенный – гражданский чужак, осмеливающийся поднять руку на закрытый военный бюджет.

В отличие от брежневского СССР, иранский режим умеет извлекать уроки из прошлого и сочетать кнут с пряником, когда надо оставить народ в покое, а когда – жестоко подавить любое недовольство. Иранцы очень хорошо помнят первые годы революции с её показательными казнями. Ввиду этого комплекса причин внутренние факторы существованию этого режима в ближайшее время не угрожают.

Любви в Иране все покорны

Трагедия иранских реформистов заключается в том, что такой режим не может быть реформирован – невозможно быть «немножко беременной». Президент Роухани хотел бы не разрушать режим, а сделать его более мягким и гуманным, но Хаменеи никогда не даст ему это сделать – не потому что аятолла фанатик, а просто он очень хорошо любит и знает российскую историю. Невозможно восхвалять революцию и борьбу с Большим Сатаной и при этом открывать «Макдоналдс». Поэтому любая открытость по отношению к Америке пока исключена. Как и невозможен для официального Ирана «пакистанский» взгляд в отношении Израиля: «не признаем, но не враждуем».

Пока же Иран продолжает беспрепятственно закрепляться в Сирии и приближаться к израильским границам. Причём у иранцев есть своя военная культура: они прекрасно осознают собственные сильные и слабые стороны, и поэтому не будут нападать на Израиль или на саудовцев открыто и регулярными частями. Иран всегда предпочтёт докучать своим противникам через «посланников», в роли которых в данном случае выступают «Хезболла» и йеменские хуситы. Иран поддерживает их деньгами и оружием, поставляя в том числе ракеты и беспилотники, в создании которых иранская промышленность заметно подвинулась в последние годы. И хоть иранское проникновение в соседние страны наталкивается на сопротивление – даже в Ираке арабы-шииты и курды испытывают сильную неприязнь к иранскому вмешательству, – Ирану уже удалось превратить Сирию и Ирак в плацдарм для переброса сил и оружия для своих «посланников» на Голанских высотах.

Александр Гринберг





http://jewish.ru/ru/events/world/180178/

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

kamval: (Default)
kamval

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios